Верховный суд РФ отказал в требовании признать недействующими положения Указа Президента в части засекречивания сотрудников контрразведки

12.08.2021

Распространил ли суд Указ на НКВД, станет известно из определения

8 декабря Верховный суд Российской Федерации (ВС РФ) отказал исследователю национальных операций НКВД Сергею Прудовскому в требовании признать недействующими пункты 84 и 91 Указа Президента РФ №1203  от 30.11.1995 г. «Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне», которые касаются сведений о деятельности контрразведки.

По сути, положения современных нормативных актов должны распространяться исключительно на современные органы. Тем не менее, на том основании, что отдельные структуры НКВД в 1930-х годах занимались контрразведкой, ФСБ стало засекречивать и данные всех сотрудников сталинского НКВД, в том числе организаторов и исполнителей массовых политических репрессий. Тем самым ФСБ приравнял НКВД к действующим спецслужбам.

Изначально Сергей Прудовский вместе с Указом Президента оспаривал и  пункты 1.7 и 2.23 Приказа ФСБ № 0120. Однако в начале процесса представители ответчика подали ходатайство о закрытии процесса для публики, так как оспариваемый в иске приказ ФСБ якобы имеет гриф секретности. В ответ истец заявил ходатайство об изменении иска – о снятии требования об оспаривании приказа ФСБ. Это позволило продолжить процесс в открытом режиме по требованию отмены соответствующих пунктов Указа Президента.

Комментарий адвоката Международного Мемориала* Марины Агальцовой, представлявшей интересы истца в суде:  

 «В решении суда есть развилка. Если суд скажет, что Указ не затрагивает наши права, то это будет просто смешно, потому что в деле Татьяны Кулик ФСБ отказало Прудовскому в ознакомлении с данными сотрудников НКВД именно на основании оспариваемого Указа. Нас устроит, если в своем определении по делу суд скажет, что оспариваемый Указ не распространяется на органы НКВД. В таком случае окажется, что ФСБ и нижестоящие суды неправомерно распространили этот Указ на исторические органы. Конечно, нам хотелось, чтобы суд сегодня удовлетворил исковые требования и сказал, что в той интерпретации, которую закладывают суды, есть нарушение наших прав, и эта интерпретация противоречит ст. 7 ФЗ «О государственной тайне», которая запрещает засекречивать сведения о нарушении законности государственными органами.   Но, если суд признает, что этот акт не распространяется на НКВД, то мы сможем по другим аналогичным делам ссылаться на это определение ВС РФ».

Напомним, Сергей Прудовский оспорил положения Указа Президента РФ № 1203  «Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне» и Приказа ФСБ России № 0120 «Об утверждении перечня сведений, подлежащих засекречиванию в органах ФСБ» (текст Приказа не опубликован), так как на основании этих нормативных актов чиновники ФСБ скрыли должности, звания, фамилии и подписи сотрудников НКВД, составлявших, согласовывавших и утверждавших документы, на основании которых в рамках так называемой  «харбинской» операции была  расстреляна Татьяна Кулик. Только в ходе этой национальной операции НКВД по приговорам внесудебных органов были расстреляны свыше 21 тысячи человек. Большинство из них, в том числе Татьяна Кулик, к настоящему времени реабилитированы, то есть признаны невиновными в тех деяниях, которые им инкриминировали сотрудники НКВД.

Московский городской суд, в который Сергей Прудовский обжаловал отнесение сведений о сотрудниках НКВД к государственной тайне,  решением от 4 июня 2020 года отказал в удовлетворении исковых требований. Апелляционная и кассационная инстанции оставили отказ в силе. При этом суды демонстративно не исследовали аргумент истца о том, что засекреченные фамилии принадлежат лицам, которые систематически фабриковали дела, выбивая ложные признания пытками.

Как ни парадоксально, но истцу известны имена палачей Татьяны Кулик, так как они указаны в аналогичных архивных документах, касающихся других жертв «харбинской» операции. Эти документы проходили через тот же отдел НКВД в этот же период. В середине 90-х годов УФСБ Москвы и МО полностью их рассекретило и передало в Государственный архив РФ, где они хранятся без «купюр» в открытом доступе. В этих аналогичных архивных документах  фигурируют следующие сотрудники НКВД: Вольфсон Илларион Иосифович, Постель Аркадий Осипович, Сорокин Иван Григорьевич, Якубович Григорий Матвеевич и Реденс Станислав Францевич. Все они позднее были осуждены за пытки и фабрикацию дел, и признаны не подлежащими реабилитации (единственное исключение – Реденс, который был реабилитирован в 1961 году – но весьма проблемным образом, см. справку ниже). Но, если даже предположить, что в деле Кулик засекречены имена других людей, то, в любом случае, они также совершили преступление, неправомерно лишив Татьяну Кулик жизни.

29 июля 2021 года Верховный Суд РФ отказал Сергею Прудовскому в рассмотрении жалобы на решение нижестоящих инстанций. В определении Верховный Суд просто указал, что суды «пришли к верному выводу, что в материалах архивного уголовного дела в отношении Кулик Т.Е. имеются сведения, составляющие государственную тайну».

Таким образом Верховный Суд Российской Федерации поддержал мнение сотрудников ФСБ о том, что фамилии и данные сотрудников НКВД, организовывавших и проводивших политические репрессии в СССР в 1930-х годах, являются государственной тайной Российской Федерации.

Для справки:

— Якубович Григорий Матвеевич, зам. нач. УНКВД по Московской области, майор государственной безопасности – осужден к высшей мере уголовного наказания – расстрелу с конфискацией имущества. Определением Судебной коллегии по уголовным делам военнослужащих Верховного суда Российской Федерации от 29 января 2015 года признан не подлежащим реабилитации.

— Сорокин Иван Григорьевич, начальник 3 отдела УНКВД по Московской области, капитан государственной безопасности – осужден к высшей мере уголовного наказания – расстрелу с конфискацией имущества. Определением Судебной коллегии по уголовным делам военнослужащих Верховного суда Российской Федерации от 17 сентября 2015 года признан не подлежащим реабилитации.

— Вольфсон Илларион Иосифович, начальник 2 отделения 3 отдела УНКВД по Московской области, старший лейтенант государственной безопасности – осужден к высшей мере уголовного наказания – расстрелу с конфискацией имущества. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР расстрел заменен 15 годами исправительно-трудовых лагерей. Определением Судебной коллегии по уголовным делам военнослужащих Верховного суда Российской Федерации от 4 июня 2015 года признан не подлежащим реабилитации.

— Постель Аркадий Осипович был осужден на 15 лет, в том числе и за фальсификацию следственных дел. В справке по его архивно-следственному делу № 975302 указано, что «в процессе следствия Постель признавал, что в период его работы в 3-м отделе УНКВД Московской области во время проведения массовых операций в 1937-1938 гг.. аресты производились без наличия компрометирующих материалов… Во время допроса арестованных к ним применялись меры физического воздействия – избиения, в силу чего арестованные по требованию следователей давали ложные показания на себя, родственников, знакомых и лиц, которых они никогда не знали». Показывая о методах проведения национальных операций Постель отмечал: «…массовые аресты так называемой «латышской организации», которые заранее определялись по контрольным цифрам на арест по каждому отделу на каждый месяц в количестве 1000–1200 чел. превратилась в буквальную охоту за латышами и уничтожение взрослой части мужского латышского населения в Москве, так как доходили до разыскивания латышей по приписным листкам в милиции. Установки Заковского «бить морды при первом допросе», брать короткие показания на пару страниц об участии в организации и новых людях и личные примеры его в Таганской тюрьме, как нужно допрашивать — вызвали массовое почти поголовное избиение арестованных и вынужденные клеветнические показания арестованных не только на себя, но на своих знакомых, близких, сослуживцев и даже родственников. Обработка многих арестованных в тюрьмах и их показания, по которым “вскрывались” десятки боевых террористических групп с сотнями арестованных террористов, разрабатывавших подробные планы и подготовлявших осуществление террористических актов против Сталина, Молотова, Кагановича и Ворошилова, никем не контролировались, всемерно поощрялись, вызывали сенсацию, одобрение за ударные дела, которые внеочередными записками блистали перед наркомом Ежовым…». Военная коллегия Верховного суда СССР 17 октября 1956 года рассмотрела надзорную жалобу на приговор Постеля и оставила его без изменения. 23 мая 2017 года, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного суда Российской Федерации, в порядке надзорного производства, вновь отказала в реабилитации Постеля А.О. (№ дела 201-Н17-7СС).

— Реденс Станислав Францевич, комиссар Госбезопасности 1-го ранга, с 20 февраля 1933 года возглавлял Полномочное представительство ОГПУ по Московской области, затем — Управление НКВД по Московской области, с 20 января 1938 года — наркомом внутренних дел Казахской ССР. В ноябре 1938 года снят с поста наркома внутренних дел Казахской ССР и 21 ноября 1938 года арестован. Содержался в Лубянской тюрьме. 21 января 1940 года Военной коллегией Верховного суда СССР на основании статей 58-1а, 58-8 и 58-11 УК РСФСР приговорён к расстрелу. Реденс был признан виновным в шпионаже в пользу польской разведки, а также в том, что являлся участником заговорщической организации в системе НКВД, и по её заданию проводил враждебную работу, направленную на избиение партийно-советских кадров, проводил массовые необоснованные аресты советских граждан, многие из которых расстреляны. На предварительном следствии и в судебном заседании Реденс признал факты применения им необоснованных репрессий в отношении многих советских граждан. Расстрелян 12 февраля 1940 года. В 1957 году по ходатайству вдовы Реденса — А. С. Аллилуевой (сестра жены Сталина) о пересмотре дела мужа, была проведена проверка, однако в реабилитации было отказано. Реабилитирован 16 ноября 1961 года после очередного обращения Аллилуевой. В 1988—1989 Прокуратура СССР в результате дополнительной проверки установила, что Реденс за совершение фальсификации уголовных дел был реабилитирован необоснованно, однако решение о реабилитации отменено не было.

*Организация внесена Минюстом России в реестр, предусмотренный п.10 ст.13.1 ФЗ «Об НКО»

Теги

дело Татьяны Кулик Сергей Прудовский суд с ФСБ