Что нужно знать о поиске информации о репрессированных?

Поиск информации о жертвах политических репрессий — дело не всегда простое, и этому много причин. Прежде всего, дело в  закрытости советской системы исполнения наказаний. Эта система включала в себя многочисленные практики умолчания: выдачу родным репрессированных ложных справок и свидетельств, невозможность на протяжении долгих лет узнать, что именно случилось с близким человеком после ареста. Более того, часто сама тема репрессий – в семье и в обществе в целом – замалчивалась, и сведения о репрессированных просто терялись. Но если информации сохранилось совсем немного, это не значит, что не стоит продолжать поиск. В первую очередь имеет смысл  обратиться к архивам, где сегодня хранятся документы, которые могут помочь узнать больше. 

читать полностью

Инструкция по поиску архивной информации по разным категориям репрессированных

Направление поиска архивной информации о репрессированном человеке зависит от вида репрессии, которой подвергался человек. В этом разделе мы собрали инструкции по поиску и получению архивной информации по разным категориям репрессированных.

Адреса инстанций

Адреса архивов и инстанций, в которых можно найти документы о репрессированных.

Как доказать родство?

Федеральный закон «Об архивном деле» ограничивает доступ к документам, в которых могут быть сведения о частной жизни человека, его личной или семейной тайне, 75-ю годами со дня создания этих документов. Но если вы родственник, ознакомиться с документами можно и раньше. Для этого нужно предоставить цепочку документов, которые подтверждают родство. Как это сделать? 

Электронные ресурсы

Список доступных онлайн баз данных, книг памяти, справочников и блогов, которые помогут с поиском информации о жертвах политических репрессий или расскажут о системе советского государственного террора. 

Галерея документов

Можно ли найти место захоронения репрессированного?

Вопрос о местах расстрелов и захоронений жертв советских политических репрессий — один из самых сложных в поиске информации о репрессированных. Мы мало знаем об этих местах, поскольку советская репрессивная система уделяла особое внимание тому, чтобы они оставались секретными. Более того, множество таких мест, включая тюремные и лагерные кладбища, захоронения спецпоселенцев и ссыльных были застроены еще до того момента, как их выявили в качестве мест захоронений. Так можно ли сегодня найти место захоронения репрессированного?

читать полностью

«Личное дело каждого» — это руководство к действию для граждан, которые хотят реализовать свои права на доступ к документальным свидетельствам о политических репрессиях, проводившихся в СССР, и узнать информацию о судьбе собственных родственников. Цель проекта — создание сообщества исследователей, которые имеют дело с различными практиками доступа к архивным материалам.

Минюст внес Международный Мемориал в реестр НКО-«иностранных агентов».

8 декабря Верховный Суд РФ рассмотрит иск об оспаривании Указа Президента и Приказа ФСБ в части засекречивания данных сотрудников НКВД - участников сталинского террора

04.12.2021

ФСБ, засекречивая их имена, ставит знак равенства между современными сотрудниками спецслужб и сотрудниками НКВД 1930 гг., которые являлись организаторами и исполнителями массовых политических репрессий.

Заседание суда будет открытым. Желающим попасть на рассмотрение потребуется  примерно за 30 минут до  начала заседания заказать пропуск,  позвонив из холла  подъезда №5 по местному телефону 31-59 и назвав № дела -  АКПИ21-788. Паспорт обязателен.

8 декабря в 10.00 в Верховном суде Российской Федерации (Москва, ул. Поварская 15, подъезд № 5, зал 3045) начнется рассмотрение по существу иска об оспаривании  пунктов   Указа Президента РФ № 1203  «Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне» и Приказа ФСБ России № 0120 «Об утверждении перечня сведений, подлежащих засекречиванию в органах ФСБ» (приказ ФСБ не опубликован), относящих  к государственной тайне сведения о контрразведке. 

Проблема заключается в том, что по сути, положения настоящих нормативных актов должны касаться исключительно современных органов. Тем не менее, на том основании, что отдельные структуры НКВД в 1930-х годах занимались контрразведкой, ФСБ стало засекречивать и данные всех сотрудников сталинского НКВД.

«Оспариваемые документы позволяют ФСБ России скрывать под покровом государственной тайны планы и методы работы НКВД, а также фамилии, имена и подписи сотрудников НКВД, принимавших участие в массовых репрессиях советских граждан во времена сталинского террора, так как бывшие сотрудники НКВД, по мнению ФСБ и судов низших инстанций,  принадлежат к кадровому составу органов контрразведки, а планы и методы работы НКВД равнозначны планам и методам работы ФСБ», - комментирует суть дела истец Сергей Прудовский.

Сергей Прудовский просит Верховный Суд РФ признать пункты 84 и 91 Указа Президента РФ №1203 и пункты 1.7 и 2.23 Приказа ФСБ № 0120 не действующими, так как они противоречат федеральным законам, а именно: 

- ФЗ «О государственной тайне»,  который запрещает засекречивать сведения о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами (статья 7);

- ФЗ «О реабилитации  жертв политических репрессий»,  который в преамбуле осуждает  многолетний  террор и массовые преследования, а в статье 18 обязывает госорганы периодически публиковать сведения о лицах, признанных в установленном порядке виновными в фальсификации дел, применении незаконных методов расследования, преступлениях против правосудия. (полный текст иска в файле ниже )

Оспариваемый президентский указ в свою очередь относит к государственной тайне «Сведения, раскрывающие силы, средства, источники, методы, планы, результаты контрразведывательной деятельности…» (пункт 84) и «Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к кадровому составу органов контрразведки» (пункт 91).

Федеральный закон в структуре нормативно правовых актов занимает более высокое положение, следовательно,  выявленное противоречие должно решаться в его пользу.

Интересы истца в суде представляет адвокат Международного Мемориала* Марина Агальцова.

Напомним, Сергей Прудовский  исследует  архивные  уголовные дела, связанные с одной из национальных операций НКВД периода «Большого террора» - «харбинской». Только в ходе этой операции по приговорам внесудебных органов были расстреляны свыше 21 тысячи человек. Большинство из них к настоящему времени реабилитированы, т.е. признаны невиновными в тех деяниях, которые им инкриминировали сотрудники НКВД.

В ноябре 2018 года исследователь подал в Управление Федеральной службы безопасности России по Москве и Московской области (УФСБ Москвы и МО) заявление о рассекречивании архивного уголовного дела Татьяны Кулик, которую 20 сентября 1937 года Комиссия  НКВД и Прокурора СССР осудила как японскую шпионку и приговорила к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение на следующий день. 15 сентября 1989 года на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30—40-х и начала 50-х годов» Татьяна Кулик была реабилитирована и признана жертвой политических репрессий.

В 2019 году по запросу Сергея Прудовского  УФСБ Москвы и МО рассекретило дело Татьяны Кулик, но частично: в представленных исследователю для ознакомления документах — постановлении на арест, протоколах обыска и допроса, обвинительном заключении и других — были удалены должности, звания, фамилии и подписи сотрудников, составлявших, согласовывавших и утверждавших эти документы, на основании которых она была расстреляна.

Современные сотрудники ФСБ скрыли под грифом «секретно» данные сотрудников НКВД, проводивших политические репрессии, как раз используя Указ Президента России № 1203 от 30 ноября 1995 года и приказ ФСБ № 0120 от 20 мая 2015 года.

Сергей Прудовский обжаловал отнесение сведений о сотрудниках НКВД к государственной тайне в Московский городской суд, который решением от 4 июня 2020 года отказал в удовлетворении исковых требований. Апелляционная и кассационная инстанции оставили отказ в силе. При этом суды демонстративно не исследовали аргумент истца о том, что засекреченные фамилии принадлежат лицам, которые систематически фабриковали дела, выбивая ложные признания пытками.

Как ни парадоксально, но истцу известны имена палачей Татьяны Кулик, так как они указаны в аналогичных архивных документах, касающихся других жертв «харбинской» операции. Эти документы проходили через тот же отдел НКВД в этот же период. В середине 90-х годов УФСБ Москвы и МО полностью их рассекретило и передало в Государственный архив РФ, где они хранятся без «купюр» в открытом доступе. В этих аналогичных архивных документах  фигурируют следующие сотрудники НКВД: Вольфсон Илларион Иосифович, Постель Аркадий Осипович, Сорокин Иван Григорьевич, Якубович Григорий Матвеевич и Реденс Станислав Францевич . Все они позднее были осуждены за пытки и фабрикацию дел, и признаны не подлежащими реабилитации (единственное исключение – Реденс, который был реабилитирован в 1961 году – но весьма проблемным образом, см. справку ниже). Но, если даже предположить, что в деле Кулик засекречены имена других людей, то, в любом случае, они также совершили преступление, неправомерно лишив Татьяну Кулик жизни.

29 июля 2021 года Верховный Суд РФ отказал Сергею Прудовскому в рассмотрении жалобы на решение нижестоящих инстанций. В определении Верховный Суд просто указал, что суды «пришли к верному выводу, что в материалах архивного уголовного дела в отношении Кулик Т.Е. имеются сведения, составляющие государственную тайну».

Таким образом Верховный Суд Российской Федерации поддержал мнение сотрудников ФСБ о том, что фамилии и данные сотрудников НКВД, организовывавших и проводивших политические репрессии в СССР в 1930-х годах, являются государственной тайной Российской Федерации.

Не согласившись с такими решениями судебных инстанций по делу Татьяны Кулик, мы приняли решение оспорить положения нормативных актов, а именно: пунктов Указа Президента РФ № 1203  «Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне» и Приказа ФСБ России № 0120 «Об утверждении перечня сведений, подлежащих засекречиванию в органах ФСБ», позволяющих чиновникам скрывать правду об организаторах политических репрессий.

Для справки:

- Якубович Григорий Матвеевич, зам. нач. УНКВД по Московской области, майор государственной безопасности – осужден к высшей мере уголовного наказания – расстрелу с конфискацией имущества. Определением Судебной коллегии по уголовным делам военнослужащих Верховного суда Российской Федерации от 29 января 2015 года признан не подлежащим реабилитации.

- Сорокин Иван Григорьевич, начальник 3 отдела УНКВД по Московской области, капитан государственной безопасности – осужден к высшей мере уголовного наказания – расстрелу с конфискацией имущества. Определением Судебной коллегии по уголовным делам военнослужащих Верховного суда Российской Федерации от 17 сентября 2015 года признан не подлежащим реабилитации.

- Вольфсон Илларион Иосифович, начальник 2 отделения 3 отдела УНКВД по Московской области, старший лейтенант государственной безопасности – осужден к высшей мере уголовного наказания – расстрелу с конфискацией имущества. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР расстрел заменен 15 годами исправительно-трудовых лагерей. Определением Судебной коллегии по уголовным делам военнослужащих Верховного суда Российской Федерации от 4 июня 2015 года признан не подлежащим реабилитации.

- Постель Аркадий Осипович был осужден на 15 лет, в том числе и за фальсификацию следственных дел. В справке по его архивно-следственному делу № 975302 указано, что «в процессе следствия Постель признавал, что в период его работы в 3-м отделе УНКВД Московской области во время проведения массовых операций в 1937-1938 гг.. аресты производились без наличия компрометирующих материалов… Во время допроса арестованных к ним применялись меры физического воздействия – избиения, в силу чего арестованные по требованию следователей давали ложные показания на себя, родственников, знакомых и лиц, которых они никогда не знали». Показывая о методах проведения национальных операций Постель отмечал: «…массовые аресты так называемой «латышской организации», которые заранее определялись по контрольным цифрам на арест по каждому отделу на каждый месяц в количестве 1000–1200 чел. превратилась в буквальную охоту за латышами и уничтожение взрослой части мужского латышского населения в Москве, так как доходили до разыскивания латышей по приписным листкам в милиции. Установки Заковского «бить морды при первом допросе», брать короткие показания на пару страниц об участии в организации и новых людях и личные примеры его в Таганской тюрьме, как нужно допрашивать — вызвали массовое почти поголовное избиение арестованных и вынужденные клеветнические показания арестованных не только на себя, но на своих знакомых, близких, сослуживцев и даже родственников. Обработка многих арестованных в тюрьмах и их показания, по которым “вскрывались” десятки боевых террористических групп с сотнями арестованных террористов, разрабатывавших подробные планы и подготовлявших осуществление террористических актов против Сталина, Молотова, Кагановича и Ворошилова, никем не контролировались, всемерно поощрялись, вызывали сенсацию, одобрение за ударные дела, которые внеочередными записками блистали перед наркомом Ежовым…». Военная коллегия Верховного суда СССР 17 октября 1956 года рассмотрела надзорную жалобу на приговор Постеля и оставила его без изменения. 23 мая 2017 года, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного суда Российской Федерации, в порядке надзорного производства, вновь отказала в реабилитации Постеля А.О. (№ дела 201-Н17-7СС).

- Реденс Станислав Францевич, комиссар Госбезопасности 1-го ранга, с 20 февраля 1933 года возглавлял Полномочное представительство ОГПУ по Московской области, затем - Управление НКВД по Московской области, с 20 января 1938 года - наркомом внутренних дел Казахской ССР. В ноябре 1938 года снят с поста наркома внутренних дел Казахской ССР и 21 ноября 1938 года арестован. Содержался в Лубянской тюрьме. 21 января 1940 года Военной коллегией Верховного суда СССР на основании статей 58-1а, 58-8 и 58-11 УК РСФСР приговорён к расстрелу. Реденс был признан виновным в шпионаже в пользу польской разведки, а также в том, что являлся участником заговорщической организации в системе НКВД, и по её заданию проводил враждебную работу, направленную на избиение партийно-советских кадров, проводил массовые необоснованные аресты советских граждан, многие из которых расстреляны. На предварительном следствии и в судебном заседании Реденс признал факты применения им необоснованных репрессий в отношении многих советских граждан. Расстрелян 12 февраля 1940 года. В 1957 году по ходатайству вдовы Реденса — А. С. Аллилуевой (сестра жены Сталина) о пересмотре дела мужа, была проведена проверка, однако в реабилитации было отказано. Реабилитирован 16 ноября 1961 года после очередного обращения Аллилуевой. В 1988—1989 Прокуратура СССР в результате дополнительной проверки установила, что Реденс за совершение фальсификации уголовных дел был реабилитирован необоснованно, однако решение о реабилитации отменено не было.

*Организация внесена Минюстом России в реестр, предусмотренный п.10 ст.13.1 ФЗ «Об НКО»

читать полностью

Предыдущие новости

УФСБ по Ивановской области заявило о наличии гостайны в обосновании ограничения доступа к рассекреченным протоколам НКВД 1938 года

УФСБ по Ивановской области заявило о наличии гостайны в обосновании  ограничения доступа к рассекреченным протоколам НКВД 1938 года
16 ноября 2021 года в Октябрьском суде г.  Иваново  состоялось второе заседание по  иску исследователя национальных операций НКВД Сергея Прудовского к Управлению Федеральной службы безопасности (УФСБ) по Ивановской  области о неправомерном ограничении доступа к рассекреченным протоколам Особой тройки при УНКВД по Ивановской области за период с 17 сентября по 15 ноября 1938 года. На этом заседании […].
читать полностью

В дело о доступе к несекретным протоколам НКВД втерлась засекреченность решения ФСБ об ограничении доступа

В дело о доступе к несекретным протоколам НКВД втерлась засекреченность решения ФСБ об ограничении доступа
10 ноября состоялось второе предварительное заседание Центрального районного суда г. Тулы по иску исследователя национальных операций НКВД Сергея Прудовского к Управлению Федеральной службы безопасности (УФСБ) по Тульской  области о неправомерном ограничении доступа к рассекреченным архивным документам – протоколам Особой тройки при УНКВД по Тульской области. .
читать полностью

Презентация нового сайта проекта «Личное дело каждого»

Презентация нового сайта проекта «Личное дело каждого»
Проект «Личное дело каждого» был запущен в 2013 году и за свою восьмилетнюю историю сменил несколько редакций и версий. В июне 2021 года заработала новая версия сайта проекта (вот эта). Появились новые разделы и материалы, полезные тем, кто ищет документальные свидетельства о жертвах советских репрессий, работает в архивах и добивается права на доступ к архивным данным.
читать полностью

Суд г. Иваново истребовал решение ФСБ об ограничении доступа к архивным протоколам тройки НКВД

Суд г. Иваново истребовал решение ФСБ об ограничении доступа к архивным  протоколам тройки НКВД
28 октября 2021 года в Октябрьском суде г.  Иваново  началось рассмотрение по существу иска исследователя национальных операций НКВД Сергея Прудовского к Управлению Федеральной службы безопасности (УФСБ) по Ивановской  области по ограничению доступа к архивным документам — протоколам  тройки при УНКВД по Ивановской области за период с 17 сентября по 15 ноября 1938 года. «Мы подали два […].
читать полностью